На что способны военные спутники и противокосмическое оружие разных стран

К маю 2023 года на околоземной орбите находилось 7560 действующих спутников На что способны военные спутники и противокосмическое оружие разных стран Китай, Россия и США, по оценке международных экспертов, являются лидерами в разработке противоспутникового оружия. На что способны современные военные спутники и системы противодействия им — в обзоре РБК

В конце мая представитель Пентагона Патрик Райдер заявил, что Россия запустила на околоземную орбиту спутник, «который, по нашей оценке, скорее всего, является противокосмическим оружием, предположительно, способным атаковать другие спутники на низкой околоземной орбите». При этом в мае Москва внесла на голосование в Совете Безопасности ООН проект резолюции о предотвращении гонки вооружений в космосе. Он был отклонен, поскольку против выступили в том числе США. В то же время The New York Times сообщала, что Пентагон может развернуть новое поколение наземных и космических систем для защиты своей спутниковой сети, в частности путем выведения из строя космических объектов противника.

О том, как так называемый ближний космос используется разными странами мира в военных целях и какие средства они применяют для противостояния на околоземных орбитах, — в материале РБК.

У каких стран больше всего спутников на орбите

Согласно последней доступной информации, к маю 2023 года на околоземной орбите находилось 7560 действующих спутников, согласно подсчетам американского Союза обеспокоенных ученых (Union of Concerned Scientists). Большинство — 6,7 тыс. спутников — расположено на низкой околоземной орбите. На ней же находится большинство спутников военного назначения, но точных данных об их суммарном количестве нет, поскольку не всегда страны раскрывают возможности запускаемых аппаратов, а кроме того, в военных целях могут использоваться и коммерческие аппараты. В контексте военно-космических ресурсов аналитики особенно выделяют Китай, Россию и США, у которых есть как ядерное оружие, так и собственные противокосмические разработки.

С начала космической эры, то есть с 4 октября 1957 года, когда СССР запустил первый искусственный спутник Земли, в космос отправили порядка 17 тыс. спутников, согласно данным Управления ООН по вопросам космического пространства (United Nations Office for Outer Space Affairs — UNOOSA). С 1962 года эта организация ведет реестр запущенных в космос объектов (в 1974 году Генассамблея приняла конвенцию на этот счет); при этом из 17 тыс. спутников регистрацию ООН имеют 15,5 тыс. В 2022 году UNOOSA получило заявки на регистрацию 2050 объектов, в 2023-м — 2250. По подсчетам управления, в следующие десять лет на орбиту запустят порядка 100 тыс. спутников.

Ключевые задачи военных спутников состоят в следующем:

  • разведка, наблюдение и рекогносцировка (Intelligence, Surveillance and Reconnaissance — ISR). Такие спутники осуществляют либо оптическую разведку, либо радиотехническую;
  • стратегическая коммуникация и навигация;
  • раннее предупреждение о ракетном нападении.

Типы орбит, на которых размещают спутники

Низкая околоземная орбита (НОО) — это высоты в диапазоне от 100 до 2 тыс. км. Здесь работают ISR-спутники, которые предоставляют детальные изображения земной поверхности и обеспечивают связь в рамках военных операций. Полученная с их помощью информация также полезна при ядерном планировании и наведении.

Средняя околоземная орбита (СОО) — диапазон от 2 тыс. до 24 тыс. км. Спутники на ней используют в основном для навигации. Они также помогают отслеживать цели и наводить оружие для высокоточных ударов. Некоторые аппараты на СОО оснащены датчиками для обнаружения ядерных взрывов.

Геостационарная орбита (ГСО) располагается над экватором Земли на высоте 35 786 км, в результате наблюдателю на Земле расположенные на ней объекты кажутся неподвижными. На ней базируются системы раннего предупреждения, которые с помощью систем инфракрасных датчиков обнаруживают пуски баллистических ракет. Для тех же целей используют высокую эллиптическую орбиту (ВЭО) — она находится в диапазоне от 600 до 40 тыс. км.

Среди первых ISR-спутников — аппараты американской программы Corona (1950–1970-е годы) и советские «Зениты» (1960–1990-е годы). Такие спутники собирают информацию о ракетных арсеналах потенциального противника и местах их дислокации, которая позволяла и позволяет в том числе проверять, насколько США и СССР/Россия соблюдают двусторонние договоры о разоружении. Эксперты Стокгольмского международного института исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute — SIPRI) отмечают, что в последние годы значение ISR-спутников возросло — это связано с развитием высокоточного оружия, эффективность которого зависит от того, насколько детальна и своевременна информация о расположении целей. По оценке аналитиков, Китай и США обладают высокоразвитыми группировками ISR-спутников. Россия также придает им большое значение, но их у нее меньше; негативно на развитие этого космического направления повлияли западные санкции, введенные в 2014 году.

Борисов сравнил потерю компетенций в космосе с уничтожением чуда света Политика

Спутниковую навигацию используют как в гражданской, так и в военной сферах. Китай, Россия и США имеют собственные оригинальные навигационные системы. Для коммерческих целей широко применяется американская система глобального позиционирования (Global Positioning System — GPS), которая действует с 1978 года. Ее начали развивать в 1960-е для военных целей — в частности, чтобы улучшить навигацию стратегических подлодок; потом систему стали использовать вместе с ISR-спутниками для наведения высокоточного оружия. Китай и Россия создали свои системы спутниковой навигации в 1990-е. Пекин сделал это после кризиса в Тайваньском проливе 1995–1996 годов. Тогда КНР провела несколько учебных ракетных пусков, но ракеты не достигли целей; китайское руководство заявило, что причина в том, что США помешали использовать систему GPS. В 2000 году Китай запустил первый спутник системы BeiDou; с ее помощью, как утверждают эксперты SIPRI, наводятся на цели баллистические и крылатые ракеты. В России начали разработку своей глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС еще в 1980-е; работать она начала в 1995 году, но ее полноценное использование из-за проблем с финансированием стало возможно в 2000-х.

Находящиеся на НОО коммерческие спутники также используются для военных целей. Например, запущенные компанией SpaceX аппараты Starlink обеспечивают связь для Вооруженных сил Украины. Минобороны России заявляло, что может включить эти аппараты в «перечень целей для воздействия», а в мае 2024 года The New York Times, ссылаясь на украинских военных, сообщила, что Россия развернула системы подавления Starlink, чем увеличила число сбоев в их работе. Эксперты обращают внимание на то, что применение коммерческих спутников для военных нужд никак не регламентировано и по факту находится в серой зоне.

Место спутников в ядерном сдерживании

По оценке SIPRI, особую роль в ядерном сдерживании играют размещенные на ГСО и ВЭО системы раннего предупреждения. Их датчики способны засекать факелы ракетных двигателей при запуске, то есть информировать о возможной ядерной атаке. Поскольку такие системы позволяют увеличить ресурс времени, в течение которого можно принять решение о необходимой реакции, они особенно важны для России и США, которые придерживаются концепции «запуска после предупреждения». Данные с этих спутников также важны для противоракетной обороны (ПРО) — ее эффективность зависит от того, как быстро будут обнаружены запуски ракет, чтобы была возможность перехватить их на подлете.

Соединенные Штаты, у которых самая развитая и масштабная спутниковая группировка, наиболее прозрачны в своей космической военной программе.

Американская система раннего предупреждения в космосе опирается на Программу поддержки обороны (Defence Support Program — DSP), которая действует с начала 1970-х годов. За прошедшие десятилетия число датчиков на одном спутнике достигло 6 тыс., а срок его службы вырос до пяти лет. Американское командование утверждает, что свою эффективность DSP доказала в ходе операции «Буря в пустыне» (введение войск многонациональной коалиции в Ирак и аннексированный им Кувейт во время войны в Персидском заливе в 1991 году), обнаружив запуск иракских баллистических ракет Scud, предупреждение о чем получили коалиционные силы в Израиле и Саудовской Аравии.

Сейчас DSP постепенно заменяют на Инфракрасную систему космического базирования (Space-Based Infrared System — SBIRS), которая представляет собой шесть аппаратов на геостационарной орбите (их постепенно запускали в период с 2011 по 2022 год) плюс данные со спутников на высокой эллиптической орбите (в том числе устаревших объектов DSP) и развернутые по всему миру наземные системы. По сравнению с DSP датчики SBIRS более чувствительны и могут обнаруживать тепловое излучение относительно малой мощности.

США также развивают перспективную программу, действующую в режиме непрерывного инфракрасного излучения (Next-Generation Overhead Persistent Infrared — Next-Gen OPIR), которая, по утверждениям командования, обеспечит «устойчивое предупреждение о ракетном нападении» и даст «расширенные возможности обнаружения и исключительную устойчивость, позволяющую противостоять вражеским космическим угрозам». Еще одна система, включенная в периметр предупреждения о ракетном нападении, — Космический датчик гиперзвукового и баллистического слежения (Hypersonic and Ballistic Tracking Space Sensor — HBTSS), будет способна отслеживать запуск в том числе гиперзвуковых ракет. О запуске двух таких спутников Пентагон сообщил в феврале 2024 года.

Если американская космическая система предупреждения ориентирована на глобальный охват земной поверхности, советская концентрировалась на Северном полушарии, отмечает глава проекта «Стратегическое ядерное вооружение России» Павел Подвиг. Как и США, СССР разместил свои системы на орбите в начале 1970-х годов; к 2002 году российская система раннего предупреждения устарела настолько, что возникли вопросы, достаточно ли она надежна, когда речь заходит о принятии решения о ядерном ударе.

В последние 20 лет Россия развивала единую космическую систему «Купол», которая заменила системы предупреждения «Око» и «Око-1», действовавшие в 1980–1990-х. В систему «Купол» входят спутники «Тундра», традиционно для прикрытия именуемые «Космос». Первый аппарат этой системы, «Космос-2510», был запущен в 2015 году. В 2020-м Москва сообщила, что запустила четвертый спутник «Тундра» и тем самым довела «Купол» до минимального штатного состава. Всего было шесть запусков, два первых аппарата отработали пять лет и были выведены с орбиты. Таким образом, на сегодня на орбите четыре из десяти предусмотренных спутников.

Власти США выразили обеспокоеность зависимостью от SpaceX в космосе Технологии и медиа

Подвиг считает, что четырех аппаратов достаточно. «Судя по всему, у них хорошие возможности для наблюдения, и они адекватно охватывают все, что находится к северу от экватора, — отмечает эксперт. — Поскольку спутники развернуты на высокоэллиптических орбитах, они сменяют друг друга в апогее (наиболее удаленная от Земли точка на околоземной орбите. — РБК), поэтому, вероятно, есть хотя бы один спутник, который может увидеть запуск [ракеты]».

Роль спутников в китайской системе раннего предупреждения еще менее ясна, чем в российской, отмечают эксперты SIPRI, официальной информации о таких системах КНР или их разработке нет. Пентагон, ссылаясь на зарубежные СМИ, заявил, что Пекин начал разрабатывать три такие космические системы в 2013 году; по информации американского командования, в 2021 году на орбите был как минимум один китайский спутник, отвечающий за предупреждение о ракетном нападении.

Какие существуют способы противоспутниковой борьбы

У спутников предсказуемая траектория и отсутствуют надежные средства защиты, и это делает их относительно уязвимыми. Поэтому многие страны в последние годы активно разрабатывают средства противокосмической борьбы. Аналитики SIPRI предполагают, что Россия и Китай развивают их из опасения, что после того, как в 2002 году США вышли из Договора по противоракетной обороне, их ПРО может подорвать российские и китайские возможности ядерного сдерживания. «Возможности противокосмической обороны можно использовать для противодействия существующим наземным системам противоракетной обороны США путем нацеливания на спутники раннего предупреждения, от которых эти системы существенно зависят», — поясняют аналитики института.

С начала 2000-х Генассамблея ООН ежегодно принимает резолюцию о предотвращении гонки вооружений в космосе. При этом международного соглашения на эту тему нет. С 2008 года и по сей день такой договор в ООН пытаются продвигать Россия с Китаем, но пока без особенного успеха. Поэтому нет даже признанного определения того, что можно считать космическим или противокосмическим оружием.

В целом эксперты выделяют четыре категории противокосмического (противоспутникового) оружия. Их можно использовать против спутника или наземной станции, которая его поддерживает. Эти системы несут следующих угрозы орбитальным группировкам.

Кинетические угрозы

Это прямые атаки с физическим уничтожением объекта. Здесь эксперты выделяют несколько подвидов таких систем.

Прежде всего это системы прямого восхождения. Обычно это ракеты средней и большой дальности, которые запускают с Земли, чтобы разрушить спутник противника на орбите. Об уничтожении спутника становится известно в режиме реального времени. В 2007 году такое оружие испытал Китай — тогда из космического центра в провинции Сычуань была запущена баллистическая ракета средней дальности, которая сбила старый китайский метеорологический спутник на высоте 865 км. В 2008 году США запустили с крейсера ракету-перехватчик SM-3, чтобы сбить свой сошедший с орбиты спутник-разведчик с высокотоксичным ракетным топливом. В 2019 году ракетное испытание, в ходе которого был уничтожен спутник, провела Индия — премьер страны Нарендра Моди назвал это «беспрецедентным достижением» и объявил страну «крупной космической державой». В 2021 году то же сделала Россия, которая уничтожила советский недействующий спутник радиотехнической разведки «Целина-Д».

При этом спутники других стран, насколько известно из открытых данных, пока что ни одно государство еще не сбивало.

В этой же группе находятся коорбитальные противоспутниковые системы — в основном они представляют собой спутники, которые выводят на ту же орбиту, что и цель, чтобы уничтожить ее. Это может быть небольшая космическая мина, которая следует по траектории объекта и, сблизившись с ним, взрывается, или размещенная на спутнике роботизированная «рука», которая сводит чужой объект с орбиты. Операции по сближению и стыковке должны быть максимально технологически выверены; и хотя в международном праве не фигурируют минимальное допустимое расстояние между космическими объектами и требование уведомлять другие страны о сближении с их спутниками, такое сближение без предупреждений будет лишь усиливать эскалацию, считают эксперты SIPRI.

К этому типу оружия, в частности, американские исследователи относят российский спутник «Космос-2519», который запустили в 2017 году и от которого отделился «Космос-2521», от которого, в свою очередь, отделился «Космос-2523». По оценке американской Ассоциации по контролю над вооружениями, эти объекты проводили высокоскоростные маневры на орбите; то же делали и запущенный в 2020 году «Космос-2542» и отделившийся от него «Космос-2543» («спутники-матрешки»), опасно сближаясь с американскими военными спутниками. В целом, отмечает SIPRI, и США, и Россия, и Китай периодически совершали такие эксперименты в последние годы.

Наконец, к этой же группе угроз относятся атаки на наземные спутниковые станции. Речь идет как о прямых ударах обычными вооружениями (управляемые ракеты, стрелковое оружие), так и о подрыве инфраструктуры (нападение на электросети, линии водоснабжения или линии связи). Последствия — потеря контроля над спутниками и гибель персонала станции.

Некинетическое воздействие

При нем спутник получает физическое повреждение без прямого по нему удара. Такие атаки сложнее отследить, но настолько же сложно оценить их эффективность. Здесь также есть несколько вариантов воздействия.

Прежде всего это воздействие электромагнитного импульса — речь идет об импульсе, который возникает в результате ядерного взрыва в космосе. Он действует неизбирательно, затрагивая все объекты, которые оказываются в пределах досягаемости. Взрыв создает среду с высоким уровнем радиации, которая также негативно влияет на спутники. Ядерные взрывы в космосе США и СССР проводили до того, как в 1963 году был подписан договор о частичном запрещении ядерных испытаний (запрещал взрывы в атмосфере, космосе и под водой).

США изучали, как радиационные пояса в магнитосфере Земли (также известные как пояса Ван Аллена) будут реагировать на такой взрыв, в рамках проекта Starfish Prime. В 1962 году американские военные взорвали ядерное устройство на высоте 400 км над атоллом Джонстон (север Тихого океана). В безвоздушном пространстве не было ядерного гриба, но электромагнитный импульс был такой силы, что на гавайском острове Оаху в 1,3 тыс. км от эпицентра взрыва произошел скачок напряжения, который вывел из строя бытовую электронику; из строя также вышли три спутника, а радиоактивная волна привела к деградации электроники еще семи космических объектов.

Другой вариант — использование высокомощного лазера, способного повреждать отдельные элементы спутника — прежде всего оптические системы (ослепляющая атака) или солнечные батареи. Лазер также может сделать спутник не управляемым с Земли. В 2013 году ученые из Чанчуньского политехнического университета (Китай) в статье для Chinese Optics сообщили, что в 2005 году они с помощью лазерной пушки, установленной в провинции Синьцзян (запад Китая), ослепили низкоорбитальный спутник на высоте 600 км. Этот эксперимент упомянул американский эксперт Ричард Фишер, выступая в 2017 году перед конгрессом.

О том, что Китай располагает таким противоспутниковым оружием, США говорили неоднократно — так, в 2023 году журнал Popular Mechanics, ссылаясь на американское правительство, писал, что на объектах в Синьцзяне находится минимум два мощных лазера и что на этих объектах наблюдается активность, когда иностранные спутники находятся над китайской территорией. «Правительство США считает, что Китай пытается лишить его огромных достижений в области спутниковых технологий, повреждая или даже захватывая военные спутники, чтобы лишить Штаты доступа к ним в ситуации военного времени», — отмечало издание.

К этой же группе воздействия относится и мощное микроволновое воздействие от сверхвысокочастотного оружия (СВЧ-оружие), которое разрушает спутниковую электронику. Атака также может сделать спутник неуправляемым. В феврале 2024 года South China Morning Post сообщила, что китайские ученые из Северо-Западного института ядерных технологий в Сиане и Института электротехники Китайской академии наук в Пекине разработали сверхмощный микроволновой излучатель, который может подавлять дроны, военные самолеты и даже спутники. Вместе с тем исследователи не уточнили, когда устройство можно будет использовать на поле боя, — по их словам, технология еще требует доработки.

Радиоэлектронные атаки

Они ориентированы не на то, чтобы повредить элементы спутника, а на то, чтобы помешать работе наземных систем, которые передают и получают данные со спутников. Здесь выделяют два приема: глушение, которое создает помехи на радиочастотах, и спуфинг, то есть генерация поддельного сигнала.

Кибератаки

Осуществляются для перехвата данных, их повреждения или подмены или захвата контроля над системой.

В мае 2024 года The New York Times, ссылаясь на интервью и публичные выступления чиновников Пентагона, сообщила, что США для защиты своих спутников могут развернуть новое поколение наземных и космических систем — эти системы при необходимости смогут создать помехи в работе или вывести из строя космические объекты противника. Под ним США прежде всего понимают Китай, который развернул «ряд космических средств, предназначенных для нападения на наши силы», уточнил министр ВВС Фрэнк Кендалл. «И мы не сможем успешно действовать в западной части Тихого океана, если не разгромим их», — добавил он.

Проблема в том, что база международных договоров по космосу очень мала. Ключевой документ в этой сфере — Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 года, в котором однозначно запрещено выводить в космос оружие массового уничтожения и зафиксировано, что Луну и другие небесные тела можно использовать «исключительно в мирных целях».

«Запрещается создание на небесных телах военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых типов оружия и проведение военных маневров. Использование военного персонала для научных исследований или каких-либо иных мирных целей не запрещается. Не запрещается также использование любого оборудования или средств, необходимых для мирного исследования Луны и других небесных тел», — сказано в ст. IV договора.

Поделиться Поделиться Вконтакте Одноклассники Telegram Новейшие практики
цифрового обслуживания

 

Открыть счет

 

Открыть счет

 

Открыть счет

 

Открыть счет

Реклама. ПАО «Промсвязьбанк».
Генеральная лицензия Банка России № 3251.
* Рейтинг интернет-банков для бизнеса 2023. ** По версии аналитического агентства Markswebb (Марксвебб) в 2023 г.

Вам также могут понравиться